Мудpыe фpaзы Apиcтoтeля, кoтopыe люди пoнимaют лишь нa зaкaтe жизни

 

Если бы мне разрешили провести реформу образования, я бы начала с литературы. Убрала бы из обязательной программы длинные романы про дворян и крестьян.
Есть такие понятия как «актуальность темы» и «интерес», без которых читать — только время терять. Пусть бы для начала дети просто полюбили чтение, а уже во взрослом возрасте не представляли бы себя без книги в руках.
Но у нас все наоборот — чем сильнее в школе заставляют читать «Войну и мир», тем сильнее во взрослой жизни хочется взять в руки Дарью Донцову. Нет, не саму Дарью Аркадьевну, а ее произведения, конечно же.

Мудpыe фpaзы Apиcтoтeля, кoтopыe люди пoнимaют лишь нa зaкaтe жизни
Если бы мне разрешили провести реформу образования, я бы начала с литературы. Убрала бы из обязательной программы длинные романы про дворян и крестьян.
Есть такие понятия как «актуальность темы» и «интерес», без которых читать — только время терять. Пусть бы для начала дети просто полюбили чтение, а уже во взрослом возрасте не представляли бы себя без книги в руках.
Но у нас все наоборот — чем сильнее в школе заставляют читать «Войну и мир», тем сильнее во взрослой жизни хочется взять в руки Дарью Донцову. Нет, не саму Дарью Аркадьевну, а ее произведения, конечно же.

С детства я помню старую книжку с афоризмами (и фразами Аристотеля в том числе), которая стояла в шкафу. В 14 лет ее содержимое казалось мне словоблудием. Понять суть написанного я смогла лишь к 25-30 годам.
Очень хорошо подметил наступление «возраста мудрости» Игорь Губерман, когда написал четверостишие об опыте:
Опыт не улучшил никого;те, кого улучшил, врут безбожно;опыт — это знание того,что уже исправить невозможно.
К сожалению, многие истины мы понимаем слишком поздно. Когда мосты сожжены, дрова наломаны, отношения порваны, а нервы — расшатаны.
Хочешь донести правду жизни до детей и внуков, а они отмахиваются, хотят жить своим умом. А своего ума — нет. Интеллект — это то, что ты в себя впитаешь.
Я очень рада, что вы сейчас читаете эту статью и готовы перенимать мудрость древнего грека.
Аристотель

Мудpыe фpaзы Apиcтoтeля, кoтopыe люди пoнимaют лишь нa зaкaтe жизни
Если бы мне разрешили провести реформу образования, я бы начала с литературы. Убрала бы из обязательной программы длинные романы про дворян и крестьян.
Есть такие понятия как «актуальность темы» и «интерес», без которых читать — только время терять. Пусть бы для начала дети просто полюбили чтение, а уже во взрослом возрасте не представляли бы себя без книги в руках.
Но у нас все наоборот — чем сильнее в школе заставляют читать «Войну и мир», тем сильнее во взрослой жизни хочется взять в руки Дарью Донцову. Нет, не саму Дарью Аркадьевну, а ее произведения, конечно же.

С детства я помню старую книжку с афоризмами (и фразами Аристотеля в том числе), которая стояла в шкафу. В 14 лет ее содержимое казалось мне словоблудием. Понять суть написанного я смогла лишь к 25-30 годам.
Очень хорошо подметил наступление «возраста мудрости» Игорь Губерман, когда написал четверостишие об опыте:
Опыт не улучшил никого;те, кого улучшил, врут безбожно;опыт — это знание того,что уже исправить невозможно.
К сожалению, многие истины мы понимаем слишком поздно. Когда мосты сожжены, дрова наломаны, отношения порваны, а нервы — расшатаны.
Хочешь донести правду жизни до детей и внуков, а они отмахиваются, хотят жить своим умом. А своего ума — нет. Интеллект — это то, что ты в себя впитаешь.
Я очень рада, что вы сейчас читаете эту статью и готовы перенимать мудрость древнего грека.
Аристотель

Вот фразы мыслителя, которые поражают точным подбором слов и глубиной мысли:
Мы лишаемся досуга, чтобы иметь досуг, и войну ведём, чтобы жить в мире.
Ничто так сильно не разрушает человека, как продолжительное бездействие.

Вот фразы мыслителя, которые поражают точным подбором слов и глубиной мысли:
Мы лишаемся досуга, чтобы иметь досуг, и войну ведём, чтобы жить в мире.
Ничто так сильно не разрушает человека, как продолжительное бездействие.

Одни копят, словно должны жить вечно, другие тратят, словно тотчас умрут.
Два года человек учится говорить, а потом всю оставшуюся жизнь — молчать.

Оцените статью
Добавить комментарий